3 ноября 1941 года был взорван Успенский собор Киево-Печерской Лавры. Если по поводу авторства предшествовавших этому взрывов на Крещатике у историков нет сомнений, то с подрывом Успенского собора ситуация более загадочная. Специалисты так и не нашли консенсуса в споре о том, кто взорвал собор: советские партизаны или немецкие войска.


В этот день, 3 ноября, в 1941 году был взорван Успенский собор Киево-Печерской Лавры.

Согласно материалам Нюрнбергского процесса взрыв совершили немецкие оккупационные войска. Перед разрушением храма под руководством рейхскомиссара Эриха Коха был осуществлён массовый вывоз ценностей храма, среди них литой серебряный престол из алтаря, серебряные царские врата, серебряные ризы, снятые с икон, cеребряные гробницы, Евангелия в драгоценных окладах, собрание тканей и парчи, а также около 2 тысяч драгоценных предметов. В те же дни теряется след древней иконы Печерской Богоматери, давшей название всей Киево-Печерской лавре. Согласно данной версии, подрыв Успенского собора был произведён в целях сокрытия следов его разграбления.
Существует версия об авторстве советских диверсантов, основанная на аргументе, что для немцев, стремившихся привлечь на свою сторону украинское население, уничтожение храма не имело смысла, так как они, наоборот, санкционировали возрождение монашеской жизни в обители. В настоящее время туристов заверяют, что храм взорвали проникшие в город советские партизаны. Вероятной целью взрыва называется покушение на посещавшего Лавру с визитом словацкого президента Тисо, который покинул храм на два часа раньше, чем рассчитывали диверсанты.
Правдоподобность этой версии в значительной степени страдает от того факта, что взрыв собора был зафиксирован немцами на киноплёнку и попал в официальную кинохронику. В середине 1990-х ее кадры были найдены в частном собрании в Оберхаузене и присланы в Киев при содействии доктора Вольфганга Айхведе, директора Fоrsсhungеsstеllе Osteuroра Бременского университета, занимавшегося проблемами реституции. Таким образом, немецкие власти заранее знали о времени взрыва и дали возможность своему оператору выбрать безопасную точку для эффектной съемки.

 

Напомним, что 24 сентября в 1941 году советские диверсанты провели серию взрывов на Крещатике и близлежащих улицах.

Когда при обороне Киева от немецких войск ход боевых действий приобрел угрожающий для позиций советских войск характер, инженерное управление (начальник — полковник Голдович) советской 37-й армии и подразделения войск НКВД развернули широкомасштабные работы по минированию Киева. Были заминированы все важные объекты жизнеобеспечения города — электростанции, водопровод; объекты железнодорожного транспорта; мосты через Днепр (включая подступы к мостам — Набережное шоссе); объекты связи (почтамт, телеграф, АТС); все большие административные дома: совнарком, Верховная Рада, ЦК КП(б), штаб КОВО (ул. Банковая, 11), НКВД (ул. Владимирская, 33), Успенский собор Киево-Печерской Лавры, музей Ленина, оперный театр, отдельные большие жилые дома и т. д.
Впервые в практике Второй мировой войны были массово применены радиоуправляемые взрывные устройства. Хотя подготовительные работы велись в тайне, население быстро узнало о них.

Напомним, что немецкие войска вступили в город 19 сентября 1941 года.


В 4 часа утра 19 сентября немецкая артиллерия открыла огонь по предмостным укреплениям, которые оборонялись подразделениями 4-й дивизии войск НКВД. В тот же день в Киев вступили войска 6-й немецкой армии генерал-фельдмаршала фон Рейхенау.
Вечернее сообщение Совинформбюро от 19 сентября 1941 года гласило: «В течение 19 сентября наши войска вели бои с противником на всем фронте и особенно ожесточенные под Киевом».
Лишь 21 сентября вечером советский народ из сообщения Софинформбюро узнал, что «после многодневных, ожесточенных боев наши войска оставили Киев». Немцы к этому времени уже три дня занимали Киев.